14 Сентября 2017

"Мэрия может увидеть дополнительный политический подтекст"

КПРФ анонсировала в Самарской области крупные акции по возвращению льгот пенсионеров. Точная дата митингов пока неизвестна, организаторы разрываются между последней субботой сентября и 7 октября – днем рождения президента Путина. О том, почему коммунистам и хочется, и колется выйти на митинг 7 октября, Транспарант побеседовал с координатором митингов – депутатом от КПРФ Самарской губернской думы Михаилом Матвеевым.

- Вы анонсировали, что митинг не будет исключительно коммунистическим. К нему присоединятся и другие политические силы. Какие?

- Мы ожидаем, что нас поддержат парламентские партии – Справедливая Россия, ЛДПР, городские и областные общественные движения.

- Вы говорили, кроме того, что расширится повестка – что в нее будет включено кроме возвращения пенсионерам льгот?

- Мы проведем одновременно два митинга – в Самаре и в Тольятти. В столице региона речь будет идти о льготах, а в Тольятти мы сделаем упор на готовящихся сокращениях на АвтоВАЗе.

- Почему вы решили запустить голосование за дату митинга в соцсетях? Так ли важно, в какой день пройдет акция?

- Мы много думали над датой: все-таки мы ориентируемся на главных участников этих митингов – пенсионеров. У них сейчас завершается дачный сезон. Поэтому мы и решили узнать, когда лучше – пораньше или попозже.

На днях поступило предложение еще немного подвинуть дату митинга – на субботу 7 октября. В этот день у Путина день рождения. У такой акции будут и плюсы, и минусы: с одной стороны, к ней будет приковано больше внимания со стороны властей и прессы. С другой, могут быть сложности с согласованием, потому что мэрия может увидеть в митинге дополнительный политический подтекст. Поэтому мы пока выбираем между 30 сентября и 7 октября.

- Насколько сегодня вообще эффективно выходить на митинги, как на ваш взгляд? Может быть, другие способы политического влияния точнее бьют в цель?

- Опираясь на свой опыт работы депутатом, я с грустью констатирую, что и парламентские методы работы, и депутатские запросы гораздо менее эффективны, нежели уличные акции. К сбору подписей тоже нет большого доверия. Но стоит большому числу людей собраться на площади – механизм начинает работать.

Например, в 2011 году в России проходили акции за сохранение бесплатной рыбалки. Я организовывал митинг в Самаре. Мы предполагали, что придет до 1000 человек, а вышли в итоге 5000 – собралась толпа взрослых серьезных мужиков. И только после этого начали двигаться поправки к закону. А интеллигентные попытки депутатов что-то изменить до этих митингов заканчивались ничем.

Конечно, уличные акции – это палка о двух концах. Если соберется много народу – хорошо, но если меньше анонсируемого числа, то люди деморализуются, а власти, наоборот, ободряются.

- Сколько народу ожидаете вы?

- В апреле и мае на наши марши пенсионеров выходило по 3 тысячи человек. Может быть, за лето в людях накопилась злость и они с новыми силами выйдут на митинги? А, может быть, они наоборот решили, что протест бесполезен? Мы заявляем 1000 участников. Я рассчитываю на 1000-3000. Возможно, в Тольятти будет больше участников, ведь на заводе собираются сократить 8 тысяч человек.